ЧЕЛОВЕК И КНИГА: ТРАДИЦИИ И КУЛЬТУРА ЧТЕНИЯ В СЕМЬЯХ СОВЕТСКИХ ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ В ВЫБОРГЕ И ВЫБОРГСКОМ РАЙОНЕ

ЧЕЛОВЕК И КНИГА: ТРАДИЦИИ И КУЛЬТУРА ЧТЕНИЯ В СЕМЬЯХ СОВЕТСКИХ ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ В ВЫБОРГЕ И ВЫБОРГСКОМ  РАЙОНЕ

Галина Ивановна Большакова,

д.и.н., проф. кафедры социального

 и естественнонаучного образования

 РГПУ им. А.И. Герцена,

Выборгский филиал

Статья подготовлена на основе анализа имеющихся публикаций, материалов Ленинградского областного государственного архива в Выборге, местной периодической печати и посвящена послевоенному времени в истории города Выборга, Выборгского района Карельского перешейка. Автор исследует мало изученную проблему заселения и освоения ново занятой, бывшей финской территории. На фоне серьезных экономических проблем, которые решали переселенцы, интерес представляют и вопросы возрождения культуры советским населением, в том числе и проблем организации библиотечного дела, культуры приобщения переселенцев к чтению.

Ключевые слова: Карельский перешеек, Выборг, советские переселенцы, послевоенный восстановительный период.

 

Целью статьи на тему «Человек и Книга: традиции и культура чтения в семьях советских переселенцев в Выборге и Выборгском  районе в послевоенное время» стало рассмотрение практики освоения советских переселенцев «чужого» финского пространства, в общем плане и одной из частных его проблем - культурного освоения, отношение переселенцев к Книге, их приобщение к чтению, в трудное время восстановительного периода.

Автор предприняла попытку исследовать на примере заселения и освоения «чужой», но присоединенной к СССР территории Карельского перешейка, совокупности  действий (от осознаваемых до неосознаваемых, от хозяйственных до идеологических) нового сообщества, отдельных переселенцев, организаций, органов власти – по освоению чужого пространства и раскрыть целостный характер этих действий, в котором должны были формироваться и присутствовать все составляющие цивилизованного общества.

Ученые, специалисты утверждают, что приобщить к книге можно тогда, когда будет создана материальная и духовная культурная  среда приобщения. Это главное условие, для того, чтобы новоселы почувствовали себя в родной и привычной, а не во враждебной среде.

Советская история Карельского перешейка началась в межвоенное время (1940-1941гг.), после окончания советско-финляндской войны 1939-1940 гг. и подписания Мирного договора между СССР и Финляндией [13] .

Свободные от финского присутствия «новые земли» в организованном порядке и поэтапно стали заселяться советскими переселенцами в результате плановой переселенческой политики Советского Союза. На Карельский перешеек в 1940-1941, 1944-1960 гг. направлялись переселенцы более чем из 30 областей, краев и союзных республик Советского Союза: Вологодской, Новгородской, Кировской, Рязанской, Архангельской, Могилевской, Псковской, Тверской, Воронежской, Костромской, Владимирской, Ставропольского края, а также далекой Иркутской области, колхозники Украины, Белоруссии, Чувашии, Татарии, Мордовии [10]. Их состав представлял собой разнородный контингент с различными жизненными ценностями, культурой, языком, уровнем образования. Однако в общем плане роль советских переселенцев в его заселении и освоении была весьма значительна.

Переселение происходило в тяжелое и в моральном, и материальном планах время. Переселенцам надо было не только заселить «новые земли», их восстановить, но и адаптироваться в новых условиях, т.е. привыкнуть к новому месту жительства, условиям жизни, к чужому окружению.

Переселение на Карельский перешеек проходило в три этапа:

В межвоенное время (1940-1941гг.) начался первый этап переселения. Это был самый короткий, но самый трудный период - 15 месяцев мирной жизни и 2 месяца жизни в условиях начавшейся Великой Отечественной войны с нацистской Германией. Усилиями вербовщиков на «новые земли» стали переселяться с июля 1940г. советское население – крестьянство, в основном малограмотное или совсем неграмотное. Они планировали за счет переселения как-то улучшить условия своей жизни. Однако на новом месте жительства также не хватало элементарных товаров: соли, гвоздей, дров, керосина, спичек и мыла. Белье стирали золой. Керосиновая лампа на долгие  годы оставалась спутником их жизни [1,с.37].

Поскольку большинство переселенцев, приезжающих на Карельский перешеек, были выходцами из сельской местности, из больших и маленьких деревень, поэтому их особо не смущал примитивный быт и отсутствие социально-культурных условий существования. Деревенские жители, привыкшие к таким условиям на своей исторической родине, легче переживали и послевоенные трудности ново заселяемой территории. И естественно, об условиях для приобщения к духовной жизни, чтению говорить не приходится.

При беседе с одной из переселенок 1940г. первой волны, она отмечала: «Приезжие были в основной своей массе неграмотное, была у нас в деревне одна книга – евангелиё. Вопрос: - А вы ее читали?  Ответ: – Мало. Ведь я малограмотная, да и читать некогда было. Какое чтение! Отстаньте ради Бога! У нас в колхозе была одна грамотная, так она и читала евангелиё, и то, когда кто-то умирал». …Взрослым до нас (детей) не было никакого дела. Они, бедные так урабатывались, что им было не до чего. …Мы часто обследовали оставленные финнами дома и находили разные книжки и газеты на финском языке. На этих газетах и книжках учились мы грамоте. Вопрос: - А как можно было учиться на финских книжках?  Ответ:– А так, тетрадей-то нет, писать-то надо на чем-то. Посмотришь картинки, потом ищешь, где в книжке есть пространство, где нет печатного текста. Вот и начинаешь линеить, а потом  пишешь. …А финских книг мы находили много. В основном, на растопку пускали» [4,c.281]. Следует отметить, что приведенный пример был типичным для сельского образа жизни в межвоенное время.

Жизнь для переселенцев, закрепляющихся в городах, отличалась от условий жизни сельских жителей. В городах она строилась иначе, чем в сельской местности. В городе процесс адаптации (как биологический, так и социальный) проходил легче и  иначе. Здесь, уже с первых дней вселения старались создавать приемлемые условия послевоенной жизни, в которой уже присутствовала Книга.

Заслуживает внимания бюллетень постановлений Временного управления города Виипури (Выборга) от 28 июня 1940г. «О мерах по охране книг, находящихся в частных квартирах, учреждениях и книжных магазинах». В нем говорилось: «В целях охраны книг, лиц, виновных в их порче, привлекать к административной ответственности. Сдачу книг в утиль осуществлять только с разрешения работников городской библиотеки. Комендантам домов незамедлительно собрать все книги в квартирах и обеспечить их вывоз в помещение Государственного фонда с передачей в городскую библиотеку» [2].

 Писательница и журналистка Ирина Измайлова вспоминала, что во время командировки в Выборг в ноябре 1940г. встретила она на улице парнишку, который вез на тачке книги – «томики в добротной коже, в цветных нарядных переплетах. Некоторые из них отсырели, другие покоробились. Названия на французском, английском, финских языках... На вопрос, откуда книги, последовал ответ: «Вот нашел в подвале нашего дома. Ребята играли. Собрал и теперь в библиотеку везу…»[9,с.12]

Сохранение книжного наследия было задачей и сотрудников Государственной Публичной библиотеки (ГПБ) Ленинграда. Дело в том, что в Выборге организовывался Филиал библиотеки. Сбор книг осуществлялся, таким образом, и членами комиссии публичной библиотеки. «…Осматривая брошенные квартиры, объезжая усадьбы, комиссия за короткий срок собрала около 100 тысяч книг [14, с.4], среди которых было около 4000 ценных уникальных изданий XVII и XVIII вв.  Все найденные издания были перевезены в Выборг в филиал Государственной публичной библиотеки, который начал свою работу с 1 мая 1940г.» [15, с.2]. Более того, в  1941г. в годовщину работы библиотеки отмечалось, что библиотека в жизни города играет важную воспитательную роль. Отмечены успехи в работе библиотеки и с населением. Так, ярким примером этого стала организация в январе 1941г. при городской библиотеке литературно-творческой группы начинающих авторов из представителей разных профессий. В зале «Пионера и школьника» работники  библиотеки  устраивали чтения сказок Андерсена и рассказов М. Зощенко о Ленине [11]. Эти и другие немногочисленные факты дают нам возможность предположить о том, какое отношение к книге сохранили советское население в новых условиях, а также, что и как читали первые советские переселенцы и их дети.

Великая Отечественная война и война-продолжение (1941-1944гг.), как чаще называют ее в Финляндии, прервала переселенческое движение до 1944г.

После подписания перемирия с Финляндией в сентябре 1944г. и мирного договора в феврале 1947г. на Карельском перешейке началась вторая волна или второй этап переселений, который  продолжался до 1950г.

Советское население (реэвакуанты и новые переселенцы) возвращались на Перешеек уже в знакомые условия, как домой. Здесь их встречали самые разнообразные проблемы и, прежде всего, - обеспечение жильем, работой. Необходимо было организовывать и открывать детские сады и школы, снабжать переселенцев дровами, восстанавливать инфраструктуру и городов и деревень. Следует подчеркнуть, что эти и другие задачи на присоединенной территории решались уже более результативно.

Не переносится на «потом» и такая важная проблема, как сохранение культурного наследия. Так, например, 25 октября 1944г. исполком  горсовета принимает решение: «…обязать всех руководителей  учреждений и предприятий Выборга обнаруженные в служебных и жилых помещениях архивные материалы,  печатную литературу на финском, немецком и других иностранных языках сдавать в Выборгский филиал государственного исторического архива»[7]. Но трудности и нехватка всего, что могло согреть и обеспечить комфорт переселенцам  продолжали  делить материальный мир на «свой» и «чужой».  Из воспоминаний Николая Алексеевича Беляева - жителя Выборга, переселенца с 20 января 1944г. «…Мы проживали в общей квартире в Рыбьем переулке, в то время Курьенкату. Дом был с водопроводом, канализацией, которая выходила в залив. В квартире была ванна, печи. В Выборге  уже работало радио… Мы, детвора ходили в городскую библиотеку, там, на полу в метр толщиной был слой сброшенных книг. Мы выбирали книги на русском языке, читали про рыбалку, остальные горожане брали на растопку печей. Постепенно все книги были разобраны – дров не хватало…» [6].

Важная роль в культурно-просветительной работе и ликвидации неграмотности отводилась избам-читальням. Архивные данные за 1949г.  информируют: По Карельскому перешейку: создано - 25 изб-читален; 8 районных библиотек; 6 городских; 15 сельских; 5 детских библиотек. В городе Выборге: с 1944г. успешно работает городская, детская, районная библиотеки. В Выборгском районе организовано 8 изб-читален, 3 сельские библиотеки [1,с.231]. Избы-читальни на протяжении всего переселенческого движения были, и, особенно, в сельской местности главными островками, связывающими человека с книгой, центрами массовой работы с населением. Здесь проводились громкие читки газет, уроки грамотности, читательские конференции и другие мероприятия. Однако при внешней благополучной работе, проблем в жизнеобеспечении переселенцев было более чем достаточно: почти все библиотеки нуждались в мебели, не хватало оборудования, столов, долгое время не было электричества. Библиотеки, избы-читальни, школы освещались керосиновыми лампами. Финансирование культуры было минимальным [12]. Однако это не пугало советское население, которое жило, как всегда, ожиданием лучших дней.

Из воспоминаний Зои Васильевны Семеновой об отношении её семьи к общей культуре и к чтению.  «…Ужинать садились в часов 8 вечера.  После ужина мы занимались домашними делами, кто рукоделием, кто читал вслух книги, слушали и дети и взрослые: мама, отец и бабушка, потом готовились ко сну и ложились спать в часов 10-11. Вопрос: - У вас была  большая  библиотека дома? - Нет, было несколько книг, но мы брали книги в библиотеке, обменивались с друзьями. У нас дома были книги, которые мы из Вличек (деревня Большие Влички Новгородской области - Г.Б.) привезли, в том числе и религиозные [5].

На третьем этапе переселенческого движения 1950-1960гг. осуществлялся переход к новым формам, в том числе и в социально-культурной жизни. Время меняло послевоенное содержание жизни.

Просматривая местную газету «Выборг» я нашла небольшую статью, с помощью которой смогла виртуально перекинуть мостик между далеким прошлым и настоящим, сравнить послевоенное время и современность. Так, старожилы  поселка Ермилово (в финский период – Хумал-йоки) помнят, что раньше библиотека располагалась в деревянном доме с печным отоплением, где книги примерзали к стеллажам. В 1980-гг. в центре поселка при Доме культуры была открыта новая библиотека, в которой в настоящее время насчитывается семь тысяч экземпляров на тысячу двести жителей поселка. В  библиотеке записано почти половина жителей поселка. По мнению библиотекаря Галины Сердюковой, читают жители поселка активно, интересуются книжными новинками. У библиотеки есть свои преданные читатели. Читают семьями. Так школьная учительница приучила брать книги всех своих домочадцев. Вместе они читают уже более  30 лет [8].

 Даже такие скупые строки воспоминаний дают нам конкретные ответы на вопросы, и сделать выводы: книга, чтение книг не были чужды переселенцам. Они сопровождали людей даже в самые трудные годы жизни. Более того, у Книги в послевоенное время была еще одна функция – она была источником общения. Как вспоминал в свое время писатель Виктор Васильевич Смирнов-Тилло: «Минуты покоя, одиночества, даже сна для самых чувствительных, ранимых, самых измочаленных войной были невыносимы. Человек искал собеседника, чтобы найти утешение, поддержку, лишь бы не в одиночку» [3].

Таким образом, Книга всегда и особенно в сложные минуты жизни выступала, выступает и сегодня посредником между Человеком и Реальностью.

Литература и источники

1.    Большакова Г.И. Советский Выборг и Выборгский район: проблемы становления в 1940-1941гг.- СПб.: Издательство СПбГУСЭ, 2009.-146с.; Большакова Г.И. Карельский перешеек в 1940-1960гг.: специфика его заселения и освоения советскими переселенцами. СПб.: Изд-вл СПбГКСЭ, 2013, 339с

2.    Бюллетень постановлений Временного Управления Виипури КФ ССР от 28 июня 1940г., №1, фонды ГМ «Выборгский замок».

3.    Виктор Васильевич Смирнов-Тилло /КулЛиб.- [Электронный ресурс].-Режим доступа:.coollib www.com; дата обращения 25 ноября 2019.

4.    Граница и люди. Воспоминания советских переселенцев Приладожской  Карелии и Карельского перешейка. - СПб.:Изд-во Европ. ун-та в С.-Петербурге, 2005.- 478с. С.281

5.    Ефимова И. Кто они – выборгские переселенцы? //Выборг.-2006.-17 ноября.

6.    Ефимова И. Кто они – выборгские переселенцы? //Выборг.-2007.-12 января.

7.    Ефимова И. Кто они – выборгские переселенцы? //Выборг.-2007.-25 мая.

8.    Захарова М. Библиотека как центр культуры //Выборг.-2018.-19 июля

9.    Измайлова И. Советский Виипури // Наша страна. 1941. № 2.

10.Ленинградский областной государственный архив в Выборге (ЛОГАВ), Ф.Р-3,ОП.1,Д.4, ЛЛ.1-29

11.Литературная страница //Виипурский большевик. -1941.- 2февраля.

12.ЛОГАВ, Ф.Р-287, Оп.1, Д.37, Л.76.

13.О заключении мирного договора между Советским Союзом и Финляндией //Ленинградская правда.-1940.-13 марта.

14.Публичная библиотека в Выборге //Известия. -1940.- 25 августа.

15.Яковлев С. Библиотека Выборга // Красная Карелия.-1940.-25 апреля.